• Мы:

Старый вариант коктейля Manhattan от Билла Сэмюэлза-младшего, президента винокуренного завода Maker’s Mark Distillery

Билл живет в городе Лоретто, штат Кентукки. Он — производитель бурбона в седьмом поколении. Его бурбон — Maker’s Mark. Он принял семейный бизнес от отца, Билла Сэмюэлза-старшего, который изобрел рецепт Maker’s Mark и основал элитные бурбоны как класс. Билл-младший изготавливает бурбон по отцовскому рецепту (в нем рожь заменена пшеницей) и продолжает традицию производства виски малыми партиями под строгим контролем, вкладывая в каждую бутылку частицу своей души и семейной истории.

В том, что Билл-младший оказался во главе семейного бизнеса, нет ничего удивительного. Ребенком он играл с пожилым полковником Джимом Бимом — тем самым, в честь которого назван виски Jim Beam. Билл рос в Бардстауне — городе, где даже южная баптистская церковь не осуждает бурбон. (В конце концов, винокуры немало вложили в ее строительство). Но юный Билл лелеял другие мечты — он хотел играть в баскетбол, конструировать ракеты, а еще стать адвокатом. Он сделал и одно, и другое, и третье.

В баскетбол он играл еще в школе, однако опыт игры привел его к выводу: «Баскетболист из меня никудышный». После школы он поступил в Университет Case Western Reserve, где изучал ракетостроение и твердотопливные двигатели. Он также учился в Калифорнийском университете Беркли, где под руководством доктора Эдварда Теллера участвовал в проектировании топливной форсунки для баллистической ракеты Polaris IIA. Когда твердотопливные двигатели вышли из моды, Билл почувствовал зов юриспруденции и пошел изучать право в Университет Вандербилта.

Отец предложил ему встречаться у Хэпа Мотлоу, президента по производству виски фирмы Jack Daniel’s, офис которого находился через дорогу от юридического факультета. Они вместе обедали там почти каждую пятницу, пока Билл учился в университете. Во время летних каникул Сэмюэлз работал в Патентном ведомстве США в Вашингтоне. Там он однажды даже помог Тэду Кеннеди подняться по ступенькам в гостиную вскоре после того, как сенатор попал в авиакатастрофу. Окончив юридический факультет, Билл-младший вернулся в Кентукки, чтобы «временно» поработать у отца. Билл-старший, однако, не был из тех отцов, которые ставят вопрос ребром: «Или ты занимаешься семейным бизнесом, или…» Его сын в любой момент мог «собирать вещи и ехать заниматься правом».

Билл-младший хорошо знал этот бизнес, но не рассчитывал задерживаться у отца больше, чем на год. Прошло 13 лет. Он продолжал работал в компании, которая с трудом сводила баланс, но не изменяла своим принципам. И ее звездный час настал. В 1980 году газета «Уолл-стрит джорнал» опубликовала на первой полосе статью о заводе Maker’s Mark Distillery. Разом зазвонили все телефоны. Фирменный бурбон быстро приобрел известность как хулиганской рекламой (ее сочинял лично Билл-младший), так и мягким гармоничным вкусом. Вскоре после этого Билл-старший, потративший на своего сына немалую долю терпения, предназначавшегося для бизнеса, передал ему семейное дело.

В общем и целом, производство бурбона — это чрезвычайно серьезный бизнес. Но Билл-младший имеет репутацию человека, не слишком серьезно относящегося к себе и к своему рекламному имиджу. Он прославился своими вечеринками в честь проведения Кентуккийских скачек — а еще больше обычаем наряжаться на них известными историческими персонажами (достаточно упомянуть только Элвиса Пресли и полковника Сандерса). Но, несмотря на смешную рекламу и эксцентричные гулянки, Билл-младший — сама серьезность и непреклонность во всем, что касается качества его продукции. Его завод выпускает до 600 тыс. ящиков бурбона в год — это малая доля объемов большинства производителей виски. Но он не расширяет производство, потому что «это максимум, что мы можем себе позволить, чтобы не испортить продукт».

Завод Maker’s Mark Distillery в 1980 году включен в список национальных памятников архитектуры. Это первая в США винокурня, признанная национальным достоянием. Каждый работник предприятия, от приемщиков зерна до тех, кто запечатывает каждую бутылку красным сургучом, по праву гордится результатами своего труда — ведь в каждую каплю виски вложена частичка их души. Maker’s Mark — старейшее действующее производство бурбона в мире.

В июле Билл Сэмюэлз приезжал в Петербург с презентацией Совета производителей крепкого алкоголя США «Виски — американская классика». Как это ни парадоксально, своим любимым напитком он называет молоко. А из алкогольных — конечно, много разных виски.

— Мы в доме держим бурбоны самых разных производителей, потому что именно у нас собираются представители разных фирм, — рассказывает он. — И надо сказать, что производители вина гораздо больше пьют виски Maker,s Mark, чем я пью их вино, — он смеется. — Виски, чтобы убрать привкус алкоголя, я всегда разбавляю водой. У нас дома в подвальном помещении есть специальный холодильник, который предназначен только для одного продукта — для льда. Там морозятся большие кубики льда, для которого обязательно используется дистиллированная вода. Один такой кубик я и добавляю в виски, — он показывает примерный размер этого кубика, действительно немаленький, и уточняет: — Он еле-еле влезает в стакан. Так что — один большой стакан, один большой кубик льда — и виски! Тогда этот лед не размораживается сразу и не разбавляет виски так быстро, как это делается обычно. При этом виски остается холодным. Это мой секрет!

Билл называет два виски, которые, как ему кажется, обязательно станут большими не с точки зрения объема продаж, а с точки зрения их особой эксклюзивности. Это солодовый виски и премиальный бурбон — два напитка будущего!

— И мне кажется, — говорит он, — что бурбон в процентном соотношении в Петербурге гораздо лучше представлен, чем в Москве. Но пока процент остается очень маленьким. Конечно, второй водкой он никогда не станет, но его будут любить определенные люди. Нужно больше таких мест, где люди бы собирались и наслаждались определенными напитками. Нужно, чтобы росло число баров!

Бурбон является основой для большого количества очень известных классических коктейлей. Это и Manhattan, и Mint Julep, и многие другие. Именно старый вариант коктейля Manhattan — тот, который он делает в своем мужском клубе, — Билл Сэмюэлз эксклюзивно приготовил для нашего журнала.

Ингредиенты:
виски Maker’s Mark — 50 мл;
вишневый битер — 2 капли;
сладкий вермут Martini Rosso — 10 мл;
вишня Мараскино — 2 шт.;
кубиковый лед.

Технология приготовления:

В стакан положить кубиковый лед. Налить виски Maker’s Mark.

Добавить 2 капли вишневого битера.

Положить две вишенки и обязательно их сжать щипцами — чтобы было еще и чуть-чуть вишневого сока. «Это мой секрет!» — улыбается Билл.

Добавить сладкий вермут. «Французский лучше — он мягче», — подчеркивает он.

Все! Коктейль готов к употреблению!

Другие рецепты
Смотреть все

Лазурат

Лазурат

Изо Дзандзава нельзя назвать профессиональным поваром: она не оканчивала никакого учебного заведения по этой специальности. Но Изо родилас...

Коктейль американских политиков от Фрэнка Колемана, первого вице-пр...

Коктейль американских политиков от Фрэнка Колемана, первого вице-президента по связям с общественностью Совета производителей крепкого алкоголя США

Фрэнк Колеман представляет торговое объединение, в которое входят ведущие производители крупнейшего в мире рынка элитного крепкого алкогол...

19 Июля 2012

Голубь с грудинкой, салом и зеленым горошком

Голубь с грудинкой, салом и зеленым горошком

Это блюдо, как считает Стефано Гортина, само по себе несложное. Но в нем очень важна последовательность приготовления каждого ингредиента....

Высшее, Санкт-Петербургский Университет Технологий Управления и Экономики, Менеджмент и Управление на предприятии. University of Dubai, Dubai Business School, Hotel management & Economics

темы публикаций
Практика ресторанного бизнеса
Рецепты, мастер-классы
Публикации компаний
Вверх