• Мы:

Алексей Ромео: «Выход в Москву даст нам гигантский толчок в развитии!»

Алексей Ромео: «Выход в Москву даст нам гигантский толчок в развитии!»

Алексей с гордостью говорит о том, что имеет единственную запись в трудовой книжке: он сотрудник «Радио Рекорд» с 1999 года, когда был оформлен официально. На самом деле ему действительно есть чем гордиться. Взяв творческий псевдоним Ромео, Алексей Ушаков очень быстро стал одним из самых известных и удачливых ди-джеев Петербурга, осуществил массу творческих проектов у нас и за рубежом и принялся за освоение ресторанного рынка — поначалу Северной столицы, а теперь и Москвы.

DJ Romeo начал работать на «Радио Рекорд», еще учась в 10 классе. Тогда же заинтересовался профессией ди-джея и одно время даже посещал школу, специализирующуюся на обучении данной профессии, но не закончил ее. В январе 1997 года состоялось первое выступление Алексея.

Высшее образование получил в Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения, потом перевелся в Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, который окончил по специальности «Управление на предприятиях машиностроения».

С 2001 по 2003 год являлся резидентом и арт-директором клуба Absinth. В 2003 году основал собственный лейбл Natural Selection. В 2004 году открыл кафе-бар Barbie's Day & Night. В 2007 году основал арт-промоагентство Romeo Family. В 2008 году открыл кафе-клуб Nebar.

В настоящее время количество ресторанных проектов утроилось: к кафе-клубу Nebar добавились пироговая «Тесто Место» и клуб Duty Free.

Интересно творчество, а не штамповка проектов


— Алексей, Вы очень успешный ди-джей и были таковым, когда 2 года назад открывали бар Nebar. Зачем Вам было нужно это открытие, тем более что экономический спад тогда был уже вполне ощутим?

— Я и до этого пробовал себя в создании каких-то ресторанных проектов. Лет 6 назад у меня было кафе на Невском проспекте. Правда, еды как таковой там не было — мы подавали только десерты. Так что это, скорее, была кофейня и бар. Мы отработали два года и приняли решение закрыть кафе: посчитали, что оно неинтересно с точки зрения прибыльности. Но этот проект можно расценивать некоторой «пробой пера» — было очень интересно попробовать себя в этом бизнесе.

— Почему именно в ресторанном?

— Мне всегда нравилась мысль, что у меня есть какой-то ресторан, куда приходят мои гости, мои друзья. И, собственно, наш Nebar рассчитан, в первую очередь, на друзей — моих и моего партнера. Но до него я еще и на Крестовском острове открывал заведение, которое сейчас очень популярно. В его раскрутку было вложено очень много усилий, я, в частности, три сезона им занимался. Сейчас этот проект называется «Воздух», а когда мы 5 лет назад его открывали, он был Niki Beach («Ники Бич»). Потом на его месте появился проект «Песок». Так вот, проработав немалое время в «Ники Бич» и многое в него вложив, я понял, что мне хотелось бы вкладываться все же непосредственно в свои проекты, работать самостоятельно. И вот спустя какое-то время я встретил Павла Чеснокова, и мы организовали компанию, которую позже обозначили как Romeo Family («Ромео фэмили»). Она занимается именно ресторанами, кафе и клубным бизнесом. И вот буквально в этом месяце, в сентябре, мы открываем уже пятое заведение.

— И Nebar — это первое заведение именно этой компании?

— Да. Мы открыли Nebar, потом Павел с другими партнерами открыл рядом пироговую «Тесто Место», после чего с теми партнерами расстался, и теперь мы вместе работаем над всеми проектами — Nebar, «Тесто Место», этим летом открыли клуб Duty Free и еще одно «Тесто Место», а теперь в Москве открываем второй Nebar. А параллельно прорабатываем следующую концепцию — «Ромео кафе».

— Почему не стремитесь расширять уже имеющиеся и известные — скажем, создать сеть кафе Nebar или сеть пироговых «Тесто Место»?

— Это, наверное, действительно было бы проще, но не столь интересно. Мне интереснее творчество, а не штамповка одних и тех же обкатанных проектов. Хотя, когда мы откроем Nebar в Москве, возможно, соберемся открыть где-то еще — посмотрим. Но в одном направлении идти все равно не хотелось бы.

Сначала приходилось делать все самому — и за стойкой стоять, и официантом работать


— То есть ресторанное направление не является для Вас исключительно средством заработка?..

— Нет, ни для меня, ни для Павла. Конечно, мы строим свои заведения такими, чтобы они были рентабельными и в результате окупались, но, во всяком случае для меня, это больше все же творческая реализация каких-то идей.

— И главное здесь — найти ту самую «золотую середину», чтобы не скатиться в творчество, напрочь оторванное от жизни и губящее бизнес, и в то же время не соблазниться прогнозируемыми грядущими прибылями, которые лишат заведение «изюминки» и, в результате, тоже погубят…

— Поэтому нас двое! Нам удается сохранить этот баланс. У Павла свои сильные качества, у меня — свои, и мы вполне понимаем друг друга и прислушиваемся к здравому смыслу, который как раз и не дает углубиться полностью в ту или другую сторону. То есть мы уравновешиваем друг друга.

— У вас есть какое-то четкое распределение обязанностей: ты отвечаешь за то, а я — за это?

— Сейчас у нас уже достаточно сильная команда, где все роли определены. Я лично принимаю участие лишь в каких-то стратегических вопросах — продумывании концепции, организации каких-то акций, наборе персонала на знаковые позиции. Мне интересно придумать идею, название, какое-то наполнение. Самое главное для меня — что в клубе, что в ресторане — чтобы людям было уютно, чтобы они окунулись в атмосферу. А в целом на 90% наш штат уже укомплектован именно так, как нам хотелось бы, и тактические ежедневные задачи решаются уже другими людьми, не мной.

— А изначально их тоже решали Вы?

— Изначально да, мне приходилось решать. Я здесь, в «Небаре», больше года буквально жил — приходилось делать все. Начать с того, что мы его открыли, что один, что другой, фактически не представляя, что будет. Я видел свое участие как некоего имидже-креативного директора — лица заведения. Лицо, идеи, привлечение людей. А по итогу мне пришлось заниматься буквально всем — и за стойкой стоял, и официантом работал. Ошибок наделали!.. — он улыбается. — Но самое главное — атмосферу — нам все же удалось создать изначально, и хотя кого-то из гостей, конечно, отпугнуло некое отсутствие сервиса, основная-то масса продолжала к нам приходить в те наши трудные месяцы (они и сегодня наши главные гости!). Но постепенно мы начали что-то понимать, исправлять, и здесь кризис в каком-то смысле работал на нас: в нашей команде стали появляться стоящие люди, профессионалы. Так постепенно собиралась команда.

— Вспоминая первое кафе на Невском проспекте (проект закрывшийся) и это, фактически на Невском (проект действующий и вполне удачный), в чем видите разницу в организации и управлении?

— Здесь работает система. Другое дело — насколько она отлажена или не отлажена, мы этим постоянно занимаемся. Но, тем не менее, здесь уже не надо «влезать во все» самому. Там был бизнес на уровне «учредитель — линейный персонал», без какой-либо системы. Так что разница существенная.

— Экономический спад как-то выбил из колеи, скорректировал планы?

— А мы даже не знаем, как было до кризиса, нам не с чем сравнивать, — он улыбается. — И поэтому все нормально.

Серьезному бренду люди долго готовы прощать многое


— Алексей, а что ожидаете от Москвы?

— Ожидаем качественный проект. Я фактически уверен в его успехе. 3-4 месяца надо ему отдать — несмотря на то, что наш офис здесь, я на это время поеду жить в Москву. Место отличное, на Тверской-Ямской, мы готовы его занять.

— Арендуете помещение?

— Да. Аренда немаленькая, но и проходимость, думаю, тоже большая. Так что — справимся!

— Наши некоторые сети захлебнулись, попытавшись выйти в Москву, не сумев стать своими на московском рынке.

— У каждого своя судьба! Думаю, нам этот выход, наоборот, даст гигантский толчок в развитии — и имиджевый, и финансовый. Даже, в общем-то, и не сомневаюсь в этом.

— Не опасаетесь, уехав на несколько месяцев в Москву, упустить другие виды деятельности?

— Нет, не опасаюсь, — он смеется. — Я, в общем-то, и не распыляюсь: у меня есть музыкальная деятельность и ресторанная. При этом ресторанная занимает 90% времени, а музыка — 10%. Но, тем не менее, своих позиций в музыке мне удается не терять, а даже потихоньку прибавлять.

— Сейчас Вы можете смотреть на ресторанный бизнес изнутри, как совладелец нескольких заведений, принимающий активное участие в их «раскрутке» и развитии. Каким видите наш ресторанный рынок?

— Вижу, что конкуренция на нем все более ожесточается и на первое место выходят сильные бренды. А качество и все прочее уходит на второй план. То есть, на мой взгляд, серьезному бренду люди очень долго готовы прощать многое. Но, несомненно, однажды наступает некий критический момент, когда цена и качество не просто расходятся, но разрываются, — и вот тогда этот бренд может обрушиться буквально в одночасье. А до этого будут закрывать глаза, поскольку есть кредит доверия.

— Nebar тоже стремитесь сделать брендом?

— Основная наша цель — сделать им Romeo Family.

— Алексей, кем Вы себя сейчас определяете — ди-джеем или ресторатором?

— Наверное, больше все же предпринимателем, хотя мне очень импонирует такое определение, которое всегда фигурировало в Петербурге, — художник. Так что — предприниматель-художник. От музыки я никогда не уйду, я в любом случае буду выступать, но количество выступлений будет варьироваться.

Другие статьи
Смотреть все

Статья из дайджеста публикаций в журнале «РесторановедЪ». Не случайно название басни Ивана Андреевича Крылова обыгран...

Некоторые повара говорят, что не работают, а занимаются любимым делом. Большинство же жалуется, что у них всё плохо: ...

Оптимизация затрат на кухне — одно из главных условий успеха ресторана. Предлагаем вашему внимаю статью из архива жур...

темы публикаций
Практика ресторанного бизнеса
Рецепты, мастер-классы
Публикации компаний
Вверх